Лехтенстаарн
Я не стану извиняться за искусство! (с)

Muzicons.com

Крылья с шорохом спрятались под плащом, желтые глаза с легким интересом наблюдали за синими перьями, что остались кружить в воздухе. Секундой позже их смыло волной зябкого воздуха, и парень передернул плечами, натягивая капюшон чуть не до подбородка. Шершавые доски двери таверны поддались со скрипом, из угла донеслось несколько недовольных возгласов:
- Дверь закрой, смердяк, дует!
Дверь была закрыта ногой, гость прошел до стойки, перекатывая в пальцах одну серебряную монетку. Все его состояние на сегодня. Бывало и лучше. По губам скользнула улыбка воспоминаний, он бесцеремонно плюхнулся на стул и хрустнул плечами, устало выдохнув. Путь до этого места был неблизкий. Пальцы стянули капюшон, открывая тусклому свету растрепанные синие волосы, множество пирсинга на ушах, брови и губе, вызвав у хозяина постоялого двора недоуменный и хмурый взгляд. Кого только этот почтенный дородный мужчина не видел за все время работы. Глаза быстро метнулись в стороны, затем скользнули по фигуре гостя. Бармен слегка расслабился, не заметив ни меча, ни арбалета, ни магического посоха. Мало ли. Амая любопытно понаблюдал за его действиями и легким движением откинул назад плащ, потянувшись к поясной фляге. Затем вспомнил, что она пуста. Бархатная ткань мягкой волной скользнула в сторону чуть больше, чем нужно, открыв взору любопытных ряд ножей в кожаных ножнах.
- С оружием нельзя! – вскинулся хозяин, протирая бокал сильнее, чем нужно, и поглядывая по сторонам еще более нервно. Ему явно было неуютно и он начинал злиться. – Чего тебе…путник?
Он изо всех сил пытался сохранить вежливый тон и хотя бы показной налет добродушного дядюшки. На стол легла монетка.
- Ужин…нет, вино. Вино на все и постель на ночь, можно не в одиночной комнате, мне все равно. Я пришел сюда встретиться кое с кем… Может даже, он уже здесь?
Парень отклонился назад, делая легкий полуразворот, позволяя плащу свободно раскрыться и подмести краешком грязной пол. Помимо ножей на бедрах и корпусе звякнули какие-то скляночки, рядом сидящие заворчали и потянулись к мечам. Амая ослепительно улыбнулся им и беспечно спросил:
- Ксита не видели? Нет? Жаль, а мне назначено…Прямо через…семь минут…
Парни переглянулись и что-то буркнули, продолжая сверлить чужака тяжелыми взглядами:
- Самый умный? Ксит с такими, как ты, не встречается. Шел бы ты отсюда, парень, нас твоими ножичками не напугаешь.
- Ксита здесь нет, - подтвердил хозяин, с усмешкой глядя на жалкую монетку и щелчком пальца отправляя ее в сторону объемного кошеля с дневной выручкой, - а на это ты можешь получить только бутылку вина и пинок под зад. В городе полно мест с ночлежкой для бродяг вроде тебя.
Сказать, что парень поди стащил монету, не позволял его кожаный дорожный плащ, подбитый бархатом, и хозяин замолчал, продолжая сверлить его взглядом. Со вздохом он наклонился и выудил из-под барной стойки запыленную зеленую бутылку, внушительно ставя ее перед Амаей.
- Если больше денег нет, иди отсюда, уважаемый.
Парень удивленно глянул на них, пожал плечами и открыл бутылку, никуда не двигаясь.
- На улице холодно, почтенный. Я лучше выпью в тепле и пойду своей дорогой. После встречи с Кситом, конечно.
Он облизнул губы, наблюдая, как красная жидкость наполняет бокал, желтые глаза жадно следили за каждой каплей и язык невольно прошелся по губам, когда упала последняя. На движение за спиной он не обратил внимания, приподняв бокал:
- Ваше здоровье, друзья.
- Слыш, ты тупорылый, что ли? Катись отсюда, пока цел, Ксит не хочет тебя видеть, понял?
По обе стороны легли заскорузлые широкие ладони и Амая усмехнулся, опрокидывая в себя весь бокал, жадно, словно после похода по пустыне пил воду. Глаза скользнули быстро по сторонам и, не успел хозяин гаркнуть что-то охране, парен буквально стек спиной вперед на пол, опершись одной рукой и распрямив ноги. Подошвы ботинок врезались в головорезов, от неожиданности заставив их отшатнуться назад и с грозным рыком броситься на придурка, что помешал своими глупыми вопросами наслаждаться кружечкой пива и разговорами.
- Прикончите его! – бармен резво выбежал из-за стойки, оттолкнув с дороги хорошенькую официантку, которая выходила с кухни с подносом. Даже не посмотрев на взвизгнувшую девушку, он с завидной прытью понесся на второй этаж.
Внизу же драка разгоралась, парню не удалось так просто расправиться с опытными головорезами. Он уже был на ногах, сжимая в руке метательный нож, когда слева под бок прилетел железный кулак, откинув его обратно на барную стойку.
- Ох, блять, как я это обожаю.
Тонкие губы раздвинулись в почти счастливой улыбке, по лицу скользнул отблеск боли. Резкий взмах рукой, и обидчик с шипением отступил, пытаясь вытащить из бедра зазубренное лезвие. Следующий удар не нашел цели, парень перемахнул через барную стойку, загрохотали стулья и скамьи, кто-то побежал на помощь товарищам, остальные поднялись на ноги, расплескивая пиво, крича и подбадривая дерущихся. Постояльцы налетали на чужака, как волны на берег, и откатывались обратно, зажимая руками поврежденные конечности и пытаясь вытащить хитрые ножи. Самый крупный мужчина взревел от боли и снова кинулся на синеволосого, замахнувшись табуретом, легко отталкивая в стороны своих подельников.
- Да я тебя в фарш перемолю, ублюдок! – под мощным ударом по барной стойке прошла трещина, во все стороны полетели щепки и обломки. Парень увернулся и забрался на столешницу, пружинисто присев.
- Иди сюда, сладкий, я обожаю медведей вроде тебя. – Амая оскалился окровавленными губами и, как кошка, кинулся на бугая, уворачиваясь от удара и запрыгивая на него сверху. Чья-то рука зацепила и рванула вниз плащ, парень яростно зашипел, оглянувшись. Это не особо помогло. Крылья, аккуратно сложенные и придавленные плащом, теперь распрямились. Такие же синие, как и волосы, с серебристым отливом. Мгновенная оглушительная тишина сменилась яростным криком:
- Вали его!
- Режь крылья! За них обещали груду золота!
- Нет, он мой! – великан, который пытался стряхнуть с себя парня, огрел ближайшего по голове, зарычав, - мой! Награда за синекрылого только моя!
- Ты еще меня не поймал, вкусный. – Парень улыбнулся, вогнав прямо в ухо, в которое только что шептал, нож. Оттолкнулся руками, перевернувшись в воздухе, приземлился на обе ноги. Небольшое помещение с нависающими брусьями потолка не позволяли взлететь или задействовать крылья, теперь они только мешались, скользя по лицам окруживших его людей шелковой мягкостью перьев. Амая отступил и оскалился, поманив ближайшего пальцем.
Помещение содрогнулось от звука выбитой двери, которая с жалобным скрипом повисла на одной петле. Вошедший мужчина с белыми волосами, аккуратно зачесанными назад, ступил за порог, окинув оценивающим взглядом помещение. Нападающие невольно отступили от крылатого, тяжело дыша и опуская оружие и поднятые в воздух табуретки. Бугай, зажимая рукой кровоточащее ухо, прохрипел, указывая на Амаю:
- Ксив, он мой, это я…я хотел тебе его привести!
Мужчина чуть поморщился, жесткое лицо слегка смягчилось, когда взгляд бесцветных глаз остановился на всклокоченном пареньке.
- Ты все же решил вернуться? Идем.
Он кивнул в сторону выхода и развернулся спиной. Хозяин таверны у самой лестницы попытался возразить:
- Но господин Ксив, он же…моя таверна…
- Вам возместят.
Амая кинул гневный взгляд на широкую спину в проеме и медленно, очень медленно выдохнул сквозь сжатые зубы. Так вот просто? Так просто, мать его? Затем усмехнулся, встряхивая крыльями и поднимая с пола затоптанный плащ.
- Мы договорились о встрече здесь. Я никуда не пойду.
Он подошел к одному из столов и поднял с пола табурет, усаживаясь. Притянул начатую кем-то бутылку и без брезгливости начал пить из горла. Окружающие тихо переговаривались, не понимая, то ли им снова нападать, то ли это теперь дело Ксива и его ребят и соваться – себе дороже.
Мужчина замер, неторопливо повернулся. По лицу прошла тень недовольства и тут же исчезла. Он прошел к столу и сел напротив, махнув парням, что пришли вместе с ним. Хозяин недовольно вернулся на свое место, приказав девке с кухни убрать осколки и обломки. Прошелся ладонью по свежей трещине на стойке и кинул тяжелый взгляд на доставляющих неприятности гостей. Начал полировать тряпкой грязную, присыпанную трухой поверхность, бормоча под нос сдавленные ругательства.
Желтые глаза прищурились, наблюдая за собеседником, парень наконец громко оторвался от бутылки, вытер губы.
- Я слушаю тебя. – Ксив закурил, внимательно рассматривая парня, задержался на свежих царапинах и запекшейся у рта крови. Уголок губ дернулся, он не удержался от реплики, - Амая, гроза армий, растерял свой пыл и получает на орехи в мелких стычках захудалых пивнушек.
Парень закатил глаза и попытался эффектно закинуть ноги на стол, но вовремя вспомнил, что сидит не на стуле и неминуемо грохнется.
- Да я, в общем, не к тебе пришел…Так, мимо пролетал…Ах да. – он порылся в складках плаща и протянул что-то мужчине в кулаке, опустив в протянутую ладонь тяжелый перстень. На вскинутый взгляд серых глаз слегка смутился, но выдержал дерзкий вид, небрежно проронив, - я согласен.
Ксив молчал несколько мгновений, затем бережно спрятал свой перстень во внутренний карман. Жесткое, непривлекательное лицо озарила почти мальчишеская улыбка, он посмотрел на Амаю и наклонился над столом. От тихого темного шепота по спине прошел разряд тока, мгновенно подняв волоски на затылке:
- Теперь никуда не сбежишь. Ты мой. Ты сам пришел ко мне. Дорогу, я знаю, найдешь.
Не оглядываясь, мужчина ушел вместе со своими людьми, Амая задумчиво провел пальцем по пивной капле, рисуя непонятный символ на дереве. На несколько секунд прикрыл глаза, окунаясь в собственные ощущения блаженства и предвкушения, и поднялся, покинув раскуроченное дракой помещение.

Вопрос: Что дальше?
1. Ксив даст задание 
4  (36.36%)
2. Амае просто так уйти не дадут, ходячие бабосы ж 
1  (9.09%)
3. Now kiss! 
3  (27.27%)
4. Что тут вообще происходит? 
2  (18.18%)
5. Пофиг, пляшем! 
1  (9.09%)
Всего: 11
Всего проголосовало: 9

@музыка: Ricky Martin – Livin' la Vida Loca

@темы: творчество